gnoris (gnoris) wrote,
gnoris
gnoris

Categories:

"Соборное" послание Нотр-Дама

Значительно пострадал от пожара один из величайших символов Европейской культуры – собор Нотр-Дам де Пари. Трагедия, конечно, но на душе - благословенная тишина. Отчасти может быть потому, что никто не погиб. Слава Богу! На душе тишина, а перед глазами картинка: весь «цивилизованный» мир в редком единодушии собрался у экранов и с замиранием сердца следит за трансляцией аутентичного зрелища – сгорающего в прямом эфире символа Европейской культуры. И это завораживающее зрелище в полном соответствии с законами контекстной рекламы время от времени прерывается бодрыми роликами, где веселые мужики что-то поджаривают на открытом огне, предлагая всем подкрепиться. Выглядит это, как кощунство, издевательство, но, по сути, вполне закономерное. Что называется – ничего личного, просто бизнес. И ошалевшие от нежданных новостей ведущие что-то говорят и говорят без конца, потому что нужно обязательно что-нибудь говорить и не важно даже что именно, но непременно так, чтобы поддерживать нужный градус глобального «хайпа». И бесконечной чредой тянутся разномастные «эксперты», совершенно порой пребывающие «не в теме», но зато своими речами дающие возможность ведущим хоть немного перевести дух. И рейтинги каналов зашкаливают и, кажется, слышится в отдалении деловитый и ровный, как шум прибоя, шелест купюр. И шоу продолжается, а мы испытываем смешанные чувства искреннего сострадания, ужаса, печали и детского любопытства.

Конечно, без промышления Божьего не случаются такие события и кого Бог любит того наказывает, то есть не перестает вразумлять, а это значит что не всё ещё для нас потеряно. Но теперь главный вопрос заключается в том, будет ли Бог услышан своими европейскими чадами или они в очередной раз спишут всё на «роковое стечение обстоятельств», «преступную халатность» или что-то ещё и продолжат жить так, как будто Бога не существует, а пострадавший Собор – это всего лишь досадное, хоть и значительное событие в цепи других подобных событий человеческой истории. Что на это сказать? Думаю, не погрешим, если скажем, что если и это предупреждение не будет услышано и этот урок не будет усвоен, то следует ждать утратившим свою идентичность европейцам новых потрясений и бед. Не потому, что Бог жесток, а потому что существует неумолимый закон духовной жизни: «прокляты уклоняющиеся от заповедей Его» (Пс. 118), или так: «возгорится гнев Господа и ярость Его на человека, утверждающего «я буду счастлив, не смотря на то, что буду ходить по произволу сердца моего» (См. Втор. 29, 18-20).

А мы как раз видим, увы, всё более разрастающийся богоборческий произвол, видим как в повседневную жизнь европейцев входит тотальное безбожие и нормой становится оправдание и пропаганда всевозможных грехов и пороков.


И наша христианская культурная солидарность и сочувствие европейцам в эти дни не отменяет возможности иных размышлений и чувств. Не отменяет осознания того, что в этом страшном пожаре заключается для всех нас послание от Бога, с напоминанием о том, что мы сами утрачиваем свои святыни. Утрачиваем именно потому, что они перестают быть для нас святынями, а превращаются (в лучшем случае) в «объекты культурного наследия». Но, как бы ни были важны такие памятники, Господь ради жизни людей, причем жизни  вечной и благодатной, умер на кресте и воскрес в третий день по Писаниям. Ради людей, а не ради стен, воздвигаемых ими, тем более, когда духовный смысл такого воздвижения совершенно утрачивается и предаётся забвению. Господь, попуская сгорать творениям рук наших, напоминает нам о нас же самих, о том, что нет большей ценности, чем душа, но душа не сама по себе, а в живом и теснейшем согласии и единстве с Богом. И, кажется, надо быть просто глухим, чтобы не услышать эту мысль в нынешнем «Соборном» послании Нотр-Дама.


Когда стало понятно, что пожар приобретает катастрофические масштабы и грозит уже самому существованию Собора - во всех храмах Парижа зазвучал набатный звон, созывающих христиан на молитву. И мы слышали эту общую молитву, наблюдали единство католиков, видели смиренную, кроткую чистоту их лиц… И ведь действительно произошло чудо – собор хоть и пострадал значительно, но не обрушился, сохранился, что ещё раз говорит о том, что Бог слышит молитвы кающихся. Только ведь таких людей должно быть больше, гораздо больше в масштабах Европы и покаяние это должно быть не «разовым» делом, а образом жизни, приносящим благословенные плоды.

И (скажем прямо) покаяние должно привести человека к истинной вере, которая вне Православия невозможна!

Бог нелицеприятен, Он хочет, чтобы все спаслись и пришли к познанию истины. Но когда отдельный человек или народы начинают отступать от Божественной правды, Бог пытается Своих неразумных чад исправить, сначала шепотом, «в веянии хлада тонка» подсказывая пути исправления, потом, если они не слышат, - неудачами и огорчениями напоминает человеку или сообществу людей о том, что они поступают неправедно. Но если последние не желают слышать голос Божий, если человек или народ грубо и дерзко, несмотря на внушения и предупреждения продолжают попирать Закон Божий – терпение Божие заканчивается и изливается Его гнев. И видимым следствием этого гнева бывает разрушение, опустошение или осквернение тех общенациональных святынь, которые перестали выполнять своё предназначение - быть местом живого и благоговейного общение людей со своим Творцом.

Так в какой-то момент произошло разрушение Иерусалимского храма, и это был символический момент, обозначивший утрату Божьего благоволения за отступление народа израильского от Истины. Так было в XV веке, когда главный храм Византии – Святая София, был осквернен агарянами и превращен в мечеть. Так было, увы, и в России, когда был уничтожен Символ православного Русского Царства – Храм Христа Спасителя.

К сожалению, сама собой напрашивается мысль о том, что разрушение пожаром Собора Парижской Богоматери - это тоже символ окончания периода долготерпения Божьего и время явления Его гнева. И мы неизбежно должны будем прийти к этой мысли, если поймем, что разрушение таких Символов неизбежно носит в себе эпохальный характер и иначе как по воле Божией не происходит. И во всех названных случаях мы видим, что падение великих святынь явилось следствием отступления народа от веры. Будь это иудеи, древние ромеи, русский народ или объединенный народ Европы, как сейчас. И как не воспринять это разрушение как грозное предзнаменование грядущих перемен, характер которых во многом зависит от самих людей.

В то самое время, когда начинался пожар в Нотр-Даме я, ещё не зная о том, что случилось, смотрел документальный фильм «Атлантида Русского Cевера», где с горькой беспристрастностью на протяжении часа с четвертью камера плыла и плыла над покосившимися, разрушающимися деревянными храмами (один из которых был позже сожжен одержимым подростком), над опустевшими, некогда многолюдными селами, показывала разуверившихся и погрязших в пьянстве русских мужиков, бессмысленно гордящихся трудолюбием своих предков. Показывала старушек, наряженных в пестрые костюмы, но уже не могущих исполнить что-либо самобытное и живое. По-человечески рассуждая – безнадежное и горькое зрелище. Но иное суд Божий, а иное – суд человеческий. И камера показывала других людей: возвращающихся медленно и с трудом к вере, к прежней, а вернее сказать, к Вечной, нетленной жизни. И внимая их рассуждениям, узнавая об их судьбах, я с изумлением думал о том, что чудом каким-то Русь ещё жива и покаянием может восстать из пепла. Может, но только бы это покаяние было. Только бы было!

Tags: Мысли вслух, О вере, Покаяние, Святыни
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments