?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Вчера, выступая в Государственной Думе, Его Святейшество, Патриарх Кирилл, между прочим, сказал: «Всегда патриархи среди прочих своих обязанностей имели обязанность <…> произнесение правды в глаза власти». Это замечательные по своей важности слова, особенно перед лицом участившихся случаев попрания правды теми, кто претендуют на власть.

Известно, что когда в Петрограде произошел государственный переворот, и к власти пришло Временное правительство, Священный Синод не только не осудил это очевидное беззаконие, но и поспешил выразить своё признание новой власти. Но уже через несколько месяцев, в результате всё более разраставшегося разгула безбожных страстей начались в России невиданные гонения на Церковь, которые продолжались так или иначе весь период правления пришедших «на плечах» Временного правительства к власти большевиков. Так предпочтение человеческого мнения Божественному, эйфория одних и «благоразумное молчание» других стало причиной беспрепятственного распространения и водворения зла в масштабах и последствиях, доселе невиданных.

Мы все сейчас возвышаем голос в защиту Церкви: и Святейший Патриарх Кирилл и Блаженнейший Митрополит Онуфрий и духовенство с мирянами – все призывают «мировое сообщество» осудить творящиеся на Украине беззакония. И очевидно, что это хорошо и правильно! Но что же было в самом начале этих беззаконий? Когда появилось известное «Обращение украинских Церквей и религиозных организаций» о Европейском пути развития Украины. Когда от имени народа, но без совета и согласия с ним стали провозглашаться на государственном уровне радикально-националистические лозунги и идеи? Когда начались беспорядки на Майдане с явным и грубым попранием закона и права? Мы, представители Церкви, по благословению священноначалия говорили: «это не наше дело», это политика, а мы в политику «не лезем». И что же?

Недавно в интервью телеканалу «Радио Свобода» архиепископ УПЦ МП Климент (Вечеря) высказался на тему лояльности Украинской Церкви по отношению к нынешнему режиму. Так владыка напомнил о непризнании УПЦ «аннексии Крыма», о призывах иерархов к Путину «остановить агрессию», о полной поддержке «всех инициатив Украинского руководства», связанных с событиями на Востоке Украины. Я напомню, что следствием этих «инициатив» на Донбассе стала гибель 138 детей, не считая женщин и стариков!.. Что это, как не политические заявления, хоть и вынужденные? Я понимаю, в каком трудном положении находятся сейчас архиереи, священники и миряне УПЦ МП, но как же горько вспоминать, как в самом начале беспорядков на Украине церковное руководство, вместо того чтобы дать ясную оценку совершающимся беззакониям, заявляло что «нас это не касается». И вот – коснулось, да ещё как!

Но кто-нибудь спросит: что же могла сделать Церковь в той ситуации? Что вообще должна делать Церковь в условиях всевозможных народных бунтов и смут? Разве призвание её не заключается в том, чтобы умиротворять вражду, гасить пламя розни? На это надо сказать однозначно, что никогда ещё в истории «благоразумное молчание», там, где нужно было ясное и отрезвляющее слово – не приводило к умиротворению вражды. Напротив – это молчание бунтовщиками всегда воспринималось как признак слабости и сигнал к новым атакам, а сомневающимися – как знак согласия Церкви с совершающимися беззакониями.

Во время начала беспорядков на Украине Церковь, несомненно, могла бы возвысить свой голос, инициировать общенародный опрос по наиболее острым вопросам государственной жизни с тем, чтобы мнения наиболее влиятельных и многочисленных групп населения были учтены в принятии важнейших общеукраинских решений. Ведь с самого начала существования «независимой» Украины было понятно, что единственным обязательным условием существования этого государства, сохранения его целостности, является учет разницы мировоззрений двух наиболее многочисленных групп населения, настроенных с одной стороны прозападно, а с другой - пророссийски. Учет во всех областях: в вопросах веры, культуры, языка, образования и экономики… Но Церковь не возвысила голос. И другой силы, способной позаботиться об общем интересе украинского народа – на тот момент не оказалось. В результате к власти пришла прозападная элита, посредством грубого обмана, насилия и вероломства вознамерившаяся навязать всему народу Украины своё видение перспектив развития государства и общества. Это нарушило прежний хрупкий баланс интересов и сил и естественным образом привело к сопротивлению. И это притом, что реальных предпосылок для начала войны на тот момент не существовало. Пусть хрупкий, но годами сохранялся мир.

Сейчас уже понятно, что политика «молчания Церкви» и запрета «Политического православия» осуществлялась сознательно определенными силами для более удобного и безальтернативного проведения в жизнь «Западного проекта». И уже тогда голоса всех жителей Украины (в том числе и православных) никто не собирался учитывать именно потому, что картина разделения мнений, интересов и устремлений была бы очевидна настолько, что неизбежно пришлось бы выстраивать систему компромиссов и договоренностей, «сдержек и противовесов», что не входило в планы прозападных элит, решивших силой «продавить» и осуществить свой проект на всей Украине. Но тем более Церковь должна была возвысить свой голос, потому что были тогда ещё силы, способные услышать её голос, силы, способные консолидироваться с тем, чтобы в самом начале конфликта перевести его в «правовое поле». Но этого, увы, не случилось. И те самые представители церковной администрации, кто в то время говорили о том, что все эти процессы «не касаются Церкви» - сейчас активно участвуют в построении национально-политической антицерковной структуры под западным протекторатом. Нас просто обманули, чтобы, заткнув рот кляпом запрета «Политического православия», осуществить собственный политический проект, но с противоположным знаком – со знаком противления Церкви.

Теперь, когда развал и хаос и братоубийственная война, возникшие в результате государственного переворота на Украине, коснулись миллионов верующих, в том числе и православных, кто из нас посмеет сказать, что это всё не касается Церкви?! Конечно, не только касается, но и стало её болью, скорбью и обратилось в молитвенный плач. И, может быть, в будущем мы не станем так уж решительно отстраняться от решения вопросов, которые касаются всей полноты народной и общественной жизни?

Но может быть, - скажет кто-то опять, - воля Божия именно и состояла в том, чтобы Церковь молчала и в безмолвии совершала своё восхождение на Голгофу, неся свой крест? Вне всякого сомнения, ничего в этом мире не совершается без воли Божией, вопрос только в том была ли в этом молчании воля Божия по благоволению или только по попущению - в виду нашего малодушия и желания «более угодить человекам, нежели Богу» (см. Деян. 5, 29). Ведь и Господь не молчал перед сильными мира сего, а обличал их неправду, за что и был предан на страдания и смерть. И только тогда «положил храние устам Своим» когда было сказано всё, что необходимо для отделения правды от лжи.

И быть может быть даже не Церковь молчала на Украине в те дни, а Церковное руководство, промышлением Божиим поставленное в административном отношении на одну высоту с сильными мира сего, не захотело озвучить голос Церкви. Может быть именно «политика лояльности» помешала избежать втягивания Церкви в политику? Тем более что тогда ещё открытый и честный призыв прислушаться к мнению всех жителей Украины, не встретил бы такого организованного и яростного сопротивления, как это стало возможно, когда к власти пришли явно безбожные и радикально настроенные силы.

Православная Церковь, несомненно, может благотворно влиять на общенациональную, государственную и политическую жизнь, а, говоря проще, на жизнь народа, не только внутренним преображением каждого из своих членов, но и содействием в принятии правильных в общенациональном масштабе решений. И если влияние политики на Церковь, безусловно, недопустимо, то можно сказать, что влияние Церкви на политическую жизнь – во всех отношениях перспективно, полезно и благотворно.


Comments

( 3 комментария — Оставить комментарий )
mns2012
1 фев, 2019 12:42 (UTC)
"И если влияние политики на Церковь, безусловно, недопустимо"

Если имеются в виду прямой нажим и диктат, то, конечно, Вы правы, отче. Однако, мне кажется, что в определённом смысле такое влияние неизбежно. Например, несмотря на то, что оптимальной политической системой, с точки зрения Церкви, является самодержавие, имеем то, что имеем, и из этого Церковь должна исходить.
seva1
1 фев, 2019 14:20 (UTC)
Спасибо за пост. Власть - очень большая ответственност
Точно - "Молчанием предается Бог".
Про признание новой власти Св.Синодом в 1917 году сам недавно читал и думал...
А вот если Пастырь служит не каким-то сиюминутным интересам, а Богу, то он говорит правду всегда и не взирая ни на что.
Как Святой Лука:
Святой мученик не стеснялся бесноватых называть - бесноватыми в глаза: «Когда же на следующем заседании отец Валентин, как всегда в рясе, взошел на кафедру, чтобы произнести доклад, то сначала сделал следующее заявление: «Приношу обществу извинение за то, что я не читал доклад в назначенный для меня день. Но случилось это не по моей вине. Это случилось по вине нашего комиссара здравоохранения Гельфгота, в которого вселился бес. Он учинил кощунство над иконой». В зале воцарилась гробовая тишина. Комиссар Гельфгот присутствовал на заседании. Но он, очевидно, побоялся скандала. Председатель научного Общества профессор М. А. Захарченко прошептал секретарю Общества доктору Л. В. Ошанину, чтобы тот ни в коем случае не заносил в протокол неуважительных слов о представителе власти». (Владыка тогда был просто священником, еще не епископом).
(без темы) - vitalyyivan - 10 мар, 2019 11:26 (UTC) - Развернуть
( 3 комментария — Оставить комментарий )

Latest Month

Август 2020
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Комментарии

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner