gnoris (gnoris) wrote,
gnoris
gnoris

Categories:

Противостояние распаду

Энергия энтропии, распада всё более проникает во все области человеческой жизни: в политику, в экономику, в социальную сферу, и даже в Церковь. А, точнее, в околоцерковную среду. Посредством развитой сети коммуникаций нам внушают либеральные мысли об отсутствии единой Истины, об отсутствии в мире Божественной любви, гармонии и красоты, в причастности которым заключается смысл и цель человеческой жизни. Большинство государств уже добровольно «включилось» в этот либеральный формат, цель которого – разрушение прежнего, христианского порядка и установление нового - антихристианского. Противостоит этому только Божественная правда, воплощенная в единой Святой, Соборной и Апостольской Церкви. В том, что мы называем Вселенским Православием. И бессилие злобы, стремящейся уничтожить само представление о Божественной красоте и о призвании человека, об иерархии ценностей, тем более яростно, что «врата ада», несмотря на все ухищрения «духов злобы поднебесных», не могут одолеть Церковь, созданную Господом для нашего спасения. Вот почему таким остервенелым нападкам в наше время подвергается христианство вообще, а Православие – в особенности.

Девятого января 2019 года собором епископов Константинопольского Патриархата был подписан Томос о предоставлении автокефалии ПЦУ. Вселенскому православию брошен вызов, на которой единая Святая, Соборная и Апостольская Церковь должна будет ответить, как на вызов ересей неопапизма и экуменизма. В то же время вокруг событий, происходящих на Украине, возникает множество мифов, создаваемых, так или иначе, под влиянием либеральной пропаганды. Мы попытаемся эти основные мифы озвучить и развеять.

Миф первый – это мнение, что происходит какой-то глобальный «раскол Православия». Будем говорить прямо – за всеми этими событиями, действительно общемирового масштаба стоят силы, важнейшей задачей которых является – дискредитировать мировое Православие, внедрить в сознание людей мысль о том, что и в православии нет истины, а есть только борьба тщеславия и амбиций. Это, то есть эту главную задачу разрушителей христианского мира, надо понимать и видеть ясно. Тогда многое становится понятно.

Теперь скажем, как всё обстоит на самом деле. Вселенское Православие не только не разделено, но оно ничуть не умалилось, не потерпело ущерба никогда, ни в какие времена и ни в каких обстоятельствах за всю историю христианской жизни человечества. Потому что Церковь – это столп и утверждение Истины, Тело Христово, а Христос и в прошлом и сейчас и в будущем – Тот же. То есть вера наша, и Церковь остаётся, слава Богу неизменной и открыта для всех, кто стремиться прийти к познанию Истины. Это радостно и это действительно так.

Но что же тогда происходит и что называют «вселенским расколом»? А происходит то, что руководство одной из Поместных церквей в силу постепенного уклонения в ересь неопапизма и экуменизма, попало под политическую и финансовую власть «мирового лидера» всевозможных «свобод» - США и, к сожалению, всё более удаляясь от чистоты православной веры, отпало от Вселенского Православия. Это отпадение зрело десятилетиями, но обнаружилось во всей своей полноте только сейчас. Корень папизма – властолюбие. А экуменизм – это следствие его, желание всем угодить, чтобы приобрести над всеми псевдодуховную власть. Подмена духовности душевностью, вот что происходит на наших глазах и эта подмена тем более опасна, что «человек душевный», по слову апостола Павла «не принимает того, что от Духа Божьего» (см. 1Кор. 2, 14). То есть под видом и от имени Церкви вершатся дела откровенно безбожные и бездуховные. Так Константинопольский патриархат, под прикрытием США, вознамерился на Украине установить свою душевную власть, «благословив» и оформив «церковно» радикальный национализм.

Но в этом уже заключается чудовищное противоречие. Потому что существует такое понятие как этнофелитизм, то есть ересь «национальной веры», когда паразитирующая на естественном национальном чувстве страсть радикального национализма входит в противоречие с чистотой православного исповедания. Благословляя радикальный национализм на Украине, принимая его под свою «опёку» и создавая псевдоцерковные националистические структуры, Константинопольский патриархат нарушает правило о несовместимости этнофелитизма с Церковным сознанием.

Далее Константинопольский патриархат «узаконил» раскол; то есть людей, отпавших от Церкви, признал вновь соединившимися с Ней, но без их покаяния. Это попросту невозможно. Как невозможно преступника, очевидного насильника и убийцу, уличенного в его преступлении, признать невиновным. То есть это фактически «легализация» преступности как таковой, только в области духовной. Грубо говоря, это как если бы сказали: убивай кого хочешь, ты теперь имеешь на это полное право, ты такой же как все, даже если будешь убивать кого захочешь. И никто не вправе тебя осуждать за твои поступки и называть тебя иным или ущербным или заслуживающим порицания. Стирается грань между законом и беззаконием. Это не просто недопустимо, но катастрофично по своим последствием и, вместе с тем, вполне согласно с духом «прогрессивной» либеральной идеологии. Церковь же живёт по законам Божественным, которые за историю Церкви нашли и последовательное воплощение в законах юридических, в том, что называется каноническим правом. Так вот, «легализовав» раскол, Константинопольский патриархат не только нарушил правило о невозможности такой «легализации», но и сам сделался преступником и отделил себя своими поступками от Церкви. Так человек, принявший непосредственное участие в преступлении – сам становится преступником и называется соучастником преступления.

Следующий миф – это миф о противостоянии Московского и Константинопольского патриархатов. Якобы речь идёт о «выяснении отношений» двух религиозных лидеров, о противостоянии их амбиций, тщеславий и самолюбий. Такая мысль опять же внедряется с целью выставить Церковь на посмешище, как бы «разделившуюся в себе», руководимую корыстными и самолюбивыми фарисеями. На деле всё обстоит иначе. Русская Православная Церковь многие века окормляла разные народы, населявшие земли исторической Руси, объединяя их в единый православный народ, который множился и рос, так что естественным образом расширялись и границы духовно-административной ответственности Русской Православной Церкви. И вот теперь Русская Церковь вмещает в себя единый православный народ, разделенный политически и живущий в разных странах, принадлежащий разным языкам (хоть и родственным), разным культурам и традициям. Но все эти языки и культуры и традиции сосуществуют мирно безо всякого надрыва и недоразумения в лоне единой Русской Православной Церкви. И народ Украины, значительная его часть, даже может быть большинство, оставаясь народом Украины со всей своей самобытностью языка и культуры, в то же время органично является частью Русской Православной Церкви. Здесь важно понимание отличия понятий России и Руси. Мы говорим не о Российской Церкви, то есть не о Церкви отдельного государства, а именно о Русской Православной Церкви, распространяющей свою юрисдикцию на разные страны, которые в совокупности составляют её каноническую территорию. И по этому вопросу надо сделать небольшое пояснение.

Единая Православная Церковь волею Божией административно разделена во всём мире на несколько самостоятельных единиц. Так называемых Патриархатов или Поместных Церквей. В общей сложности их пятнадцать. И общецерковными правилами запрещено одной такой административной единице самовольно вторгаться на территорию другой. Границы этих поместных Церквей называются каноническими границами и можно сказать, что они установлены хоть и посредством человеческих договоренностей, но в то же время и Самим Богом, потому что Церковь есть Тело Христово. И именно поэтому каноны, регламентирующие отношения между поместными Церквями считаются канонами (то есть правилами) важнейшими и неизменными. Приняв под свою опёку людей, отпавших от Церкви, легализовав их деятельность и устроив на канонической территории Русской Православной Церкви новую церковноподобную структуру, Константинопольский патриархат попрал все возможные правила, регламентирующие отношения между поместными Церквями, то есть, выражаясь светским языком, совершил акт агрессии и фактически открыл военные действия против Русской Церкви на её канонической территории. И это попрание фундаментальных общецерковных норм является, конечно, не частным делом двух Поместных Церквей, но делом хранения единства всего Православия.

Не случайно на заседании Высшего Церковного Совета 26 декабря 2018 года Патриарх Кирилл говорил о том, что «спусковым крючком» начала гонений на православие в Украине явилось «беспрецедентное, выходящее за границы всякого канонического порядка, а потому преступное решение Константинополя вторгнуться на каноническую территорию Украинской Церкви Московского Патриархата». Патриарх говорил об этом событии как о «цивилизационной катастрофе», в том смысле, что попрание общепризнанных договоренностей, законов и правил, разрушение основ общественной и Церковной жизни – неизменно влечет за собой всеобщий хаос. Так что вопрос Украинской автокефалии – это не вопрос «выяснения отношений» Константинопольского и Московского патриархатов, а вопрос противостояния вселенскому распаду.

Миф следующий: народ Украины, долгие годы страдающий под гнётом России, «не имел где главу приклонить», то есть не имел своей Церкви. Здесь, собственно, объединены два мифа: что народ Украины долгие века страдал под гнётом Российской империи и, второе, что он не имел своей Церкви. Начнем с того, что до недавних пор вовсе не существовало украинского народа, равно как и такого государства как Украина. Было славное племя малороссов, составляющее неотъемлемую и органичную часть Русского народа. У этого племени были свои трудности и скорби, но и радости и победы, неразрывно связанные с радостями и победами Государства Российского. А насчет Церкви – мы уже говорили об этом – издревле малороссы со всей своей самобытностью, безо всяких затруднений окормлялись в лоне Русской Православной Церкви и составляли её неотъемлемую часть. И можно сказать, что никогда ещё Украинская Православная Церковь, которая по факту является митрополией Церкви Русской, не приобретала столько свободы в своём административно-национальном управлении, как сейчас. Так что тот «угнетенный украинский народ», который был принят под омофор Константинопольского патриархата – это всего лишь малая часть Украинского народа и притом часть, свои воспаленно-национальные интересы поставившая выше интересов духовных и Церковных в собственном смысле этого слова.

Ещё один миф о нынешнем расколе заключается в том, что поскольку мало кто из Поместных Церквей прямо поддержал Московский Патриархат – значит, дело нет так просто, как кажется.

На самом деле всё просто, но кроме простоты служения Истине существует ещё сложность дипломатических, политических и финансовых интересов и взаимосвязей, которые влияют на жизнь Церкви в целом, так, что большинство Первоиерархов не может себе позволить высказаться по вопросу «новой автокефалии» открыто и прямо. Ну и величина, опасность возникающей на нашей глазах проблемы и её возможных последствий таковы, что необходимо время и осторожность в вынесении решений, за которые не было бы стыдно перед грядущими поколениями, а, главное, - перед бесстрастным судом Божией правды. Притом надо знать ещё вот что. Хоть против решения Вселенского патриарха Варфоломея о создании ПЦУ (православной церкви Украины) прямо высказалось только несколько глав поместных церквей – Польской, Сербской и Русской, это не значит, что все остальные высказались «за». Как отметил в своих комментариях к последним событиям председатель синодального отдела Московского Патриархата В. Легойда - патриарха Варфоломея также никто не поддержал прямо. А о признании всей полнотой Православной Церкви новообразованной структуры ПЦУ - не идёт и речи. Об этом в частности свидетельствует то, что никто из глав Поместных Церквей не поздравил с избранием новоявленного раскольничьего митрополита Епифания, как этого требует Церковный протокол. Для сравнения – митрополита Онуфрия, после его избрания поздравили все в течение суток. Так что вопрос признания или непризнания так называемой ПЦУ хоть и ясен в своей сути, но затрагивает такое множество интересов и влечет за собой такие последствия, что большинство первоиерархов попросту предпочитают благоразумно молчать с тем, чтобы, помолившись, с рассуждением вникнуть в эту проблему и затем уже принять взвешенное и ответственное решение.

К сказанному остаётся только добавить, что Предстоятель старейшей, Антиохийской Церкви, Иоанн X «призвал как можно скорее созвать Всеправославный Собор, чтобы обсудить ситуацию в Украине и найти каноническое решение проблемы». А пока это не произошло нам остаётся только твёрдо исповедовать свою веру, зная, что Бог поругаем не бывает и уповающий на Него не посрамится во век.

Вообще создаётся впечатление, что всей этой фантасмагорией на Украине Господь показывает нам - к чему ведут ереси папизма и экуменизма. То есть властолюбия и толерантности. Когда мудрость человеческая, противопоставляя себя Богу, и всё более разрастаясь, в конце концов, становится глупостью. А что хуже всего – глупостью, неспособной себя оценить и осознать адекватно. И, может быть, для нас это служит предупреждением, чтобы мы не придавали излишнего значения всевозможным «международным» контактам, связям и договоренностям, когда они ведут к умалению чистоты Святой Православной веры и размыванию границ Церкви.

Русская Православная Церковь, несмотря на все те великие испытания, которые выпали на её долю в XX веке, сохранила потенциал, который можно назвать цивилизационным. Возможно в этом главная причина того, что именно Русскую Православную Церковь называют главным врагом либерального глобализма, составляющего основу современной "постхристианской" цивилизации. Русская Церковь - раноправная и органичная часть мирового Православия, но, несомненно, именно у Русской Церкви есть это особенное призвание от Господа - возрождать Христианскую цивилизацию, то есть организовывать не только частную, но и общественную, культурную, социальную и даже государственную жизнь на твердом фундаменте Православной веры. И это не заслуга Русской Православной Церкви, не привилегия её, а уж, тем более, не повод для превозношения и притязаний на первенство, но - призвание от Бога. И это так же несомненно как то, что Истина существует.

Tags: Мысли вслух, О вере
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments