?

Log in

No account? Create an account

Предызбранное

«Не в православии ли одном сохранился Божественный лик Христа во всей чистоте? И может быть, главнейшее предызбранное назначение народа русского в судьбах всего человечества и состоит лишь в том, чтоб сохранить у себя этот Божественный образ Христа во всей чистоте, а когда придёт время, явить этот образ миру, потерявшему пути свои!» (Ф. М. Достоевский).

«А если бы кто захотел спорить, то мы не имеем такого обычая». (1 Кор. 11, 16)

Метки:

Среди разнообразных комментариев к недавним событиям в Керчи, прозвучало мнение, что причиной трагедии в колледже явилась не только разрушительная буржуазно-либеральная пропаганда, но и последствия долгого влияния на наш народ коммунистической идеологии. И тут многие возмутились: причём здесь «светлые идеалы марксизма-ленинизма», какое отношение к произошедшему имеет наше советское прошлое? Что ж, давайте посмотрим, к чему привели страну и конкретно семью Росляковых «левые идеи»?

Читать дальше...Свернуть )
Живёшь как будто единой жизнью, но за внешним её проявлением: за слякотью под ногами, за привычными изломами улиц, за пестротой осенней листвы – есть другая, особая жизнь и события этой жизни запечатлевают сокровенную дорогу души.
Как я боялся потерять Мангуп, тот - новый, восстающий из праха, являющий миру свой тихий,  молитвенный лик; как я боялся остаться в стороне, не у дел – это одному Богу известно! Но вот - приоткрылась дверь, а за ней ступени и душа делает новый шаг в своём извечном стремлении ввысь, к Богу…
Читать дальше...Свернуть )

Завет

Бывают такие дни, перетекающие в недели, когда точно сгущается тьма вокруг и ожесточается внутренняя брань и всё становится как-то особенно трудно, мучительно и беспробудно. Тогда кажется, что Бог удалился от тебя и крайним усилием держишься мысли, что это происходит только для того, чтобы ты и «в отсутствии» Христа оставался христианином. Конечно, на самом деле и в эти времена Господь не оставляет человека и поддерживает его, потому что если бы Он нас совершенно оставил, то в тот же момент мы и исчезли бы в духовном и нравственном отношении, рассыпались бы в прах, потому что без помощи Божией совершенно невозможно человеку оставаться человеком и хранить веру. Но всё равно переживать эти периоды трудно и утешает только мысль, что иначе нельзя, потому что надо всем нам терпеть и в малых наших скорбях утверждаться в вере и верности.

Читать дальше...Свернуть )

О пользе мечтаний

Если говорить без обиняков, то все эти разговоры вокруг предстоящей пенсионной реформы - это во многом объяснение, но не оправдание. Важно нам всем понять эту разницу, потому что бывает: приходит человек на исповедь и начинает во всех подробностях с красноречием и убедительностью объяснять, почему именно и как он совершил тот или иной грех. И получается с его слов, что вроде как по-другому и быть не могло. То есть человек сам себя, может быть даже невольно, оправдывает, пытается обелить. Но не таков путь христианской жизни! Нам нужно быть беспощадными к себе в обличении и самоукорении и в покаянном признании своей греховности. Для того чтобы Бог помиловал нас.

Для чего я это всё говорю и как это связано с предстоящей реформой? Да самым непосредственным образом. Потому что все эти бесконечные повторения доводов, вынуждающих якобы правительство удлинять срок рабочего возраста – это объяснения, но не оправдание. И в стране с такими огромными материальными ресурсами и с таким катастрофически маленьким на самом деле населением, в стране, где ничтожная группа людей сосредоточила в своих руках немыслимые богатства – просто стыдно говорить о том, что страну, условно говоря, не на что обустроить и содержать.
Читать дальше...Свернуть )

Химера

Петр Порошенко, в верности которого Православию ещё недавно заверяли нас «знающие люди», от имени руководства Украины обратился к Константинопольскому патриарху Варфоломею с просьбой предоставить Украинской Церкви статус автокефалии. Воистину, когда Бог хочет наказать человека, Он предаёт его «превратному уму». Во-первых предоставить митрополии статус автокефалии может только «Матерь-Церковь», то есть в данном случае Московский патриархат, да и то ещё в согласии с другими Поместными Церквями. Во-вторых, насколько я знаю, Церковь на Украине отделена от государства и такое обращение прямо противоречии конституции. Это как если бы митрополит Онуфрий обратился к В. В. Путину с просьбой принять Украину в состав Российской Федерации. Уровень нелепости таких обращений вполне сопоставимый с той только разницей, что митрополиту и в голову не придет поступать таким образом, в то время как руководство Украины идет на попрание законов собственной страны и грубо вмешивается в дела Церкви. Но украинским националистам у власти настолько не терпится обрести «свою церковь», что они готовы идти любыми путями, лишь бы достичь желаемого.

Пользуясь случаем, хочется несколько слов сказать о самом этом желании обретения автокефалии, откуда оно берется и чем питается.


Читать дальше...Свернуть )

Метки:

Отца Вадима на отпевание своей дальней родственницы и обратно в храм отвозил на бойкой «девятке» местный мужик - Степан. По дороге батюшка заговорил о том, что надо бы жизнь свою менять, возвращаться к жизни христианской, к тому, что утратили за годы безбожной власти.

- А то, ведь, крещеные-то почти все и верующими себя называют многие, а живут так, точно Бога нет, – сетовал отец Вадим. - И, главное, знать не хотят о христианской жизни, не хотят меняться. А ведь надо же и Евангелие читать и молиться, и на службу ходить в воскресные, праздничные дни, исповедоваться, причащаться, посты соблюдать… И вообще – как-то тянуться сознательно к Богу душой, сердцем, менять свою жизнь к лучшему.

- Да ну… - ухмыльнулся Степан саркастически, - нас этому не учили… Никогда я раньше в храм не ходил, Библию не читал, не молился, ничего такого не делал, чего уж теперь  меняться… Пусть уже будет как есть.

Разговор как-то иссяк и дальше ехали молча, но без обид. Все уже привыкли давно, что попу «по штату положено» чего-то рассказывать церковное, ну а мужики – уж как жили, так и будут жить. Чего меняться, ежели все к иному приучены…


Читать дальше...Свернуть )
Недавно Великобритания предложила ООН термин «беременная женщина», заменить термином «беременный человек», чтобы не обижать трансгендеров. Что на это можно ответить? Разве что предложить термин «беременная женщина» сохранить, но ввести в международное право новый термин: «человек превратного ума». Чтобы назвать вещи своими именами и расставить все точки над «i». Потому что надо всем знать, что в мире есть множество людей, преданных превратному уму за то, что они «не заботились иметь Бога в разуме» (Рим.1,28). То есть сознательно отвергли Божию правду и Божий порядок, а потому сделались помешанными и пришли в крайнее расстройство ума, воли и чувств.

И эта болезненная «превратность ума» распространяет своё влияние не только уже в сфере половой идентификации, но в самых разных областях жизни. Святитель Иоанн Златоуст называет это зло крайнего развращения «болезнью, распространившейся во вселенной от порочных учений». Вот и надо бы нам эти порочные учения обличать и пресекать в меру сил и возможности. Чтобы заболевшие грехом к смерти, по крайней мере, не считали себя здоровыми.

Читать дальше...Свернуть )

Воля Божия

Недавно состоялась беседа атеиста Владимира Познера с протоиереем Максимом Козловым. Среди важнейших причин своего неверия Познер назвал некоторые вопросы, на которые он не получил религиозного ответа. Один из этих вопросов звучит так:  «В мире происходят страшные природные катастрофы, которые уносят жизни десятков тысяч людей, в том числе и новорожденных детей. Всевышний имеет отношение к этим катастрофам или нет?»

Вообще этот вопрос можно отнести к числу наиболее острых и распространенных вопросов о воле Божией. В чём она состоит, как действует, почему попускает действовать злу в этом мире? Чтобы нам попытаться разобраться в этих вопросах, нужно для начала вспомнить – кто такой человек и в чем его предназначение.


Читать дальше...Свернуть )

Картина и образ

Вчера на аукционе Кристис за четыреста пятьдесят миллионов долларов была продана картина Леонардо да Винчи «Спаситель мира». К слову, это самая большая цена за картину за всё время существования аукционных продаж. И, может быть это не случайно. Даже, если хотите, это определенный знак того, что Камень, некогда отвергнутый строителями, снова оказывается в центре внимания, когда дом, построенный без этого Камня, всё более накреняясь, решительно готовится рухнуть… Но речь сейчас не о том. А о самом взгляде: на Бога, на человека и на природу… Вернее, о разнице взглядов, один из которых выработался на Западе со времен Возрождения, а с другой – бережно сохраняется и до ныне в недрах Вселенского Православия. Два взгляда, две веры, два мировоззрения, одно из которых, очевидно, достигло предела в логичном и последовательном своем развитии, а другое - хранит неисчерпаемый потенциал, ожидающий востребования от стремительно теряющего лицо человечества. И можете «бросать в меня камни», но картина великого Леонардо не только не вызывает у меня умиление и восторг, но порождает ужас – такая бездна стоит за ней. Бездна, хотящая реализовать себя до последней степени. И это бездна свидетельствует не о Христе, но об антихристе…
Читать дальше...Свернуть )
К столетию большевистского переворота, по просьбе благочестивого и ревностного мирянина Владимира Ильина публикую его текст-размышление о природе коммунистической идеологии, о нашем прошлом, настоящем и будущем... Сразу скажу - не со всем я согласен в этой статье. Конкретно, я не согласен с резкостью некоторых оценок священноначалия и священства, оценок, которые во многом кажутся мне несправедливыми. Но, ещё раз скажу: критика эта высказывается мирянином и человеком горячо и искренне любящим Церковь и своё Отечество - Святую Русь.

Читать дальше...Свернуть )

Неизбывное (Часть 12)

Вообще, подводя итог и самого посещения Оптиной и общения с его изумительными обитателями: паломниками, трудниками, монахами и духовниками, общения с отцом Илием,  я хочу сказать главное – это общение действительно переменило, преобразило жизнь и не только мою, но и всей моей семьи. Я приехал в Оптину буквально спасаясь от гибели: не только духовной и нравственной, но уже и физически грозящей нашей семье, как это и бывает часто, когда человек или семья, общество приходит на грань своего бытия, испытывает какие-то крайние, драматические обстоятельства с тем, чтобы осознать необходимость перемены. Вот я могу сказать, что эта перемена с нами произошла, и я за это безмерно благодарен Оптиной Пустыни и лично отцу Илию, которого с тех пор моя семья почитает своим духовным отцом. И здесь, как это не покажется странным, даже не столь важно как часто мы видимся с отцом Илием и как часто спрашиваем его совета, но важно уже само то, что он нас духовно родил. Я не буду вдаваться в подробности, но скажу только что тот кризис, который казался неразрешимым с точки зрения бытовых представлений и здравого смысла – этот кризис в нашей семье разрешился самым удивительным и непостижимым образом, и в нём так явственно чувствовалось живая, действенная любовь Бога, участие духовных людей и молитвенное предстательство отца Илия. И когда мне начинают рассказывать о том, что отец Илий на самом деле никакой не старец, а просто добрый смиренный монах… я молчу, потому что невозможно пересказать жизнь и поделиться неизгладимым опытом преображения, со всей очевидностью произошедшего по молитвам праведника. Я же глубоко убежден что та неимоверно сложная, мучительная и критическая ситуация, в которой четверть века назад оказалась вся моя семья – разрешилась благополучно и, главное, духовно – во многом благодаря молитвам и сострадательному сопереживанию отца Илия. За это ему до гробовой доски – глубокий поклон и благодарность от всех нас.

Что ещё вспоминается…

Помню как объявили нам о том, что надо покидать монастырь… Слухи об этом ходили заранее… говорилось, что предполагается реконструкция храма Льва Катанского на территории Скита, где располагалось паломническое общежитие, но, думаю, всё же причина была в другом, а именно в том, о чем я уже говорил – в том, что «паломническая братия» во первых разрослась непомерно, а во-вторых зажила какой-то своей «параллельной» и во многом неконтролируемой жизнью. Конечно, монастырское начальство захотело навести в этой сфере порядок. И вот, я помню, стал ходить по местам послушаний отец Антоний, которого тогда прочили в старцы и к которому, как правило направляли исповедоваться и на собеседование действительные старцы – отец Илий и отец Феодор. Отец Антоний просто появлялся в самый неожиданный момент и с такой удивительной тихой улыбкой, практически без слов и объяснений ходил и всматривался в лица. А потом, как я понял, он определял, может быть по совету с другими духовниками - кому оставаться, а кому уезжать. И вот настал день, когда нам объявили, что мы должны уезжать домой, в Крым. Нам – это мне и Павлу. Я помню, что мне и грустно было расставаться с Оптиной, но и радостно возвращаться в Крым, который я всегда любил, а теперь полюбил и какой-то особенной осознанной любовью, как место жизни и подвига многих поколений православных людей. Отправляли нас, к слову, очень достойно и даже с почетом – выдали в канцелярии деньги на дорогу, рекомендательные и доброжелательные письма к архиерею. Мы стали собираться и вот тут случилось неожиданное – отец Антоний сказал Максиму, что есть благословение ему остаться в Оптиной. Это была, конечно, великая честь, но Максим вдруг во что бы то ни стало захотел ехать с нами в Крым и стал упрашивать об этом отца Антония. В конце концов, тот согласился, благословил его в путь и подарил книжку «Иноческие поучения». К слову, эта книжка хранится где-то у меня, потому что во время всех своих крымских «мытарств» Максим, а затем уже монах и иеродиакон Мелетий оставил её у меня дома. Но это, как говорится, совсем другая история. А тогда… Тогда я, узнав об окончательном решении и о том, что буквально завтра нужно уезжать – пошел попрощаться с отцом Феодором, который действительно уже стал для меня как отец родной. И вот, помню, я зашел в братский корпус, довольно робко, не зная как найти батюшку. Помню лестницу, и на стене большой фотопортрет отца Амвросия. И вот – надо же прямо по лестнице спускается отец Феодор. Я помню, только успел сообщить ему, что нам благословили уже завтра уезжать в Крым и вдруг – неожиданно даже для самого себя с рыданиями рухнул к ногам отца Феодора и плакал, плакал, плакал без остановки о своём окаянстве, о неизреченном желании всегда пребывать с Господом, о благодарности Ему за встречу с такими удивительными людьми… Здесь было и прощание и любовь к Оптиной и благодарность и горькое раскаяние за свою греховную жизнь и желание святости, Бога… всё было в это плаче, а отец Феодор помню только стоял с каким-то смиренно-растерянным видом и всё повторял: «Ну что же я могу, что я могу…»

Уезжало нас несколько человек. Мы – «оптинская братия»: Паша, Максим и я. Ещё один паренек, к сожалению, не помню его имя. С ним мы как-то сдружились в последнее время пребывания в монастыре. Помню, что до Оптиной он был наркоманом и любителем тяжелого рока, а в общении очень неглупый и искренний человек. Помню его рассказ о событии, которое решающим образом повлияло на него в духовном отношении. Они укололись героином с каким-то приятелем, сидят, ловят «приход» и вдруг этот паренек – о котором я говорю, видит беса и этот бес ему говорит: хочешь я сейчас войду в твоего приятеля? - Войди, - говорит он, - в дерзком омрачении. И вот бес действительно вошел в приятеля и тот на глазах у этого паренька умер. Это так подействовало на него, что он оставил всё и поехал в Оптину. И вот, помню, перед отправкой кто-то из опытных духовников, может быть даже и сам отец Илий сказал ему: «Хочешь спастись – езжай на Соловки. Иначе погибнешь». И вот он послушался, действительно собрался ехать на Соловки. Что с ним стало дальше – не знаю. Ещё с нами ехала такая толстая и глуповатая, но добрая и простая деваха. Я говорю это вовсе не желая её обидеть или как-то унизить. Потому что - вот ведь в чем дело – можно и простухой быть и глупой и толстой и при том жить по-божески. Вот такую жизнь этой бабоньке молодой и посоветовали духовники, а куда именно она ехала я уж и не помню.

Самые последние мои оптинские воспоминания – это сыроватый и темный вечер 12 января, грузовичок бортовой, прогревающий двигатель и готовящийся нас отвезти на станцию в Козельск. И я в минутном раздумье – желании побежать попрощаться с отцом Ферапонтом… Но что-то не хватило решимости, как-то подумалось… да ладно, кто я ему… может быть увидимся ещё. С Богом…

Больше я его уже на этом свете не видел. Дай-то бог встретиться в Царствие Божием, в Духе Святом. Дай-то Бог!..

- - -

P.S. Когда я вспоминаю события той, «первой» встречи с Оптиной, вспоминаю заброшенность, полный хозяйственный и бытовой развал, доставшийся монахам и трудникам, вспоминаю и сверяю с тем, что вижу сейчас – я понимаю что произошло самое настоящее чудо, возвращения из небытия к жизни, от развала к возрождению, от уродства к красоте. А ещё – взирая на благолепие и строй современной монашеской жизни в Оптиной, да и во многих других монастырях – я понимаю что это в своем роде образчик того, какой может быть жизнь нашего Отечества в целом, если мы в основании её положим веру, любовь к Богу и друг ко другу, послушание с трудолюбием и терпение… Ведь та красота и благолепие, как внешнее, так и внутреннее, которыми сияют сегодня многие монастыри – не отменяют и повседневные какие-то трудности, нестроения, которые неизбежны в любом человеческом обществе. Но вот, оказывается, как с верою можно все эти трудности преодолевать и какого благолепия жизни можно добиваться с помощью Божией. Только бы мы сами возвращались сознательно и последовательно к началам христианской жизни!

Неизбывное (Часть 11)

Как-то отдельной темой хранится в памяти повседневное наше хождение через небольшой но «настоящий» лес, отделяющий монастырь от скита. Вот именно как-то не поворачивается язык называть его «леском» или даже рощей, потому что он был и остаётся полноправным наследником и потомком того самого дремучего бора, в котором когда-то и был основан монастырь. Только на участке между монастырем и скитом его несколько «облагородили», проредили, очистили от валежника, бурелома и подлеска, но сами деревья – высокие стройные дубы и корабельные сосны, каких я в Крыму отродясь не видал – деревья сами остались и благодаря им лес был действительно лес. А когда осенью подножие его утопало в шуршащей разноцветной листве и к тому же было ещё тепло, то гулять по этому лесу было одно удовольствие. То есть никто не гулял, насколько я помню, здесь специально. Но вот после работы, когда выдавалось свободное время, по дороге в скит – приятно было пройтись по этому лесу неспешно, молясь и радуясь сразу всему: и солнышку и небесам сквозящим синевой в просветах редеющих крон и паутинке летящей и поблескивающей на солнце и тому особенному, напитанному светлой грустью запаху опавшей листвы, который вызывает в сердце тоску по чему-то высшему… Но главное всё же не это. В конце концов, лесов таких или подобных ему много, но именно с этим, оптинским лесом связанны воспоминания особенные, относящиеся к переживанию реальности присутствия Царствия Божьего, присутствия благодати. Когда всё окружающее казалось объятым этой благодатью и включенным в это неизреченное Царствие. Помню, что в эти моменты я понимал что ничего, совершенно ничего мне больше в жизни не нужно, потому что это было реальное ощущение присутствия Божьего, при таком же реальном и всепоглощающем чувстве глубочайшего сердечного сокрушения, умиления и любви. Не знаю, почему эти удивительные состояния посещали меня чаще во время уединенных прогулок по осеннему оптинскому лесу, и реже - в храме. Но для себя я нахожу такое объяснение, что в храме бывает труднее отрешиться от чисто внешних впечатлений и обстоятельств, от осознания присутствия других людей. Так что волей-неволей себя контролируешь и делаешься менее способен к таким переживаниям, которые предполагают «упразднение ума», полное доверие Богу и внутреннюю свободу.
 

Читать дальше...Свернуть )

Неизбывное (Часть 10)

Старшим по общежитию, вроде коменданта у нас был Михаил, старичок, смиренный и добрый, но, вместе с тем исполнительный и порядочный, так что, думаю, за эти качества его и назначили на эту должность. Он был невысок ростом, жилист и худ, но крепок ещё вполне, с седой бородой, волосами, убранными назад и схваченными на лбу тесемкой. Ещё характерная деталь – он носил очки с мощными линзами так что глаза его казались больше обычного. Михаил нас всегда будил по утрам в одно и то же время, часов в семь громким звоном ручного колокольчика вроде тех, что носят школьники в День знаний или на Последней линейке.

Читать дальше...Свернуть )

Неизбывное (Часть 9)

Я как-то сразу начал свои воспоминания по принципу  «территориальному». То есть с описания места основного моего пребывания – со Скита и храма Льва Катанского, в котором было устроено общежитие для паломников и трудников. И вот ещё одно яркое событие, которое вспоминается мне в связи с этим общежитием, и это событие совсем невесёлое и даже жутковатое. Впрочем, я сейчас говорю «жутковатое», а тогда оно просто всех нас ввело в ступор. Точно помню, что это был Рождественский пост, может быть даже первая его неделя. Я вечером пришел как обычно в общежитие и сразу почувствовал, что что-то случилось из ряда вон выходящее. Какая-то гнетущая, тяжелая царила в общежитии атмосфера, усугубленная растерянным и мрачным молчанием. Я всё пытался выяснить что происходит, но все как-то уходили от ответа и наконец один паренек (сам по себе любопытный персонаж и я о нем скажу потом несколько слов) рассказал мне о причинах этой тягостной обстановки.

Читать дальше...Свернуть )

Чистота

Мы как-то забыли, что кроме привычного и распространенного в последнее время медицинского термина «толерантность», есть другой, не менее значимый термин – «иммунитет» и кроме пропагандируемого ныне духовного и нравственного бесчувствия есть ещё способность всякого здорового и жизнеспособного организма к сопротивлению, отторжению всего вредного и чуждого. Естественная и добрая способность к самоочищению. Так вот можно сказать, что Богочеловеческому организму - Церкви эта способность присуща в высшей и совершенной степени. Это то, о чем нам надо всем помнить и о чем, как мне кажется, полезно поговорить.

Читать дальше...Свернуть )
 

Неизбывное (Часть 8)

Ещё до отъезда в Оптину, в Крыму я увлекся изготовлением четок из можжевеловых и кипарисовых веточек. Это делание было связанно с Иисусовой молитвой, которую я как-то так необыкновенно и сильно полюбил, что мне хотелось повторять её непрестанно. А поскольку я тогда как раз стал больше узнавать о Мангупе, о том, что это была столица православного княжества и что там многие мученически погибли за веру, - я, будучи на Мангупе, бродил по нему и отпиливал сухие веточки можжевельника. «Живые» не брал, только сухие и помню, что любовался ими, потому что цвет у них был разный от желтовато-воскового до шафранового и розового. О запахе и не говорю... А потом ещё съездил в Ялту и специально отыскал кипарис с сухими ветвями и тоже поспиливал веточки для разделительных, более крупных, «богородичных» бусин. И вот в свободное время я повторял про себя или даже тихонько вслух, если была такая возможность Иисусову молитву и мастерил эти четки. Работа была кропотливая и долгая. Сначала я очищал веточку от коры, потом размечал на ней будущие бусины и по одной надпиливал, обрезал, сначала ножом, а потом обтачивал на обломке крупнозернистого оселка. Потом сверлил. Тоже  вручную, было у меня такое сверлицо с ручкой, «двоечка», кажется и уж тогда обрезал почти готовую бусину и доводил её, выравнивал на том же оселке, а потом на наждачной бумаге разной зернистости. На изготовление одной бусины уходило у меня минут сорок, потому что работал я не спеша, а на четки, которые я делал обыкновенно из 50 бусин, уходило около недели. Весь этот свой инструмент я носил и хранил в куске ткани. Вот я постилал эту материю на коленях, повторял молитву и работал. И в этой неспешной работе с молитвой я находил умиротворения и, как мне казалось, учился терпению…

Читать дальше...Свернуть )

Неизбывное (Часть 7)

Из монастырской братии вспоминается мне послушник Стефан, который был очень юн, а ещё как-то особенно, отчаянно неказист. Почему-то мне представляется что он хромал, как известный горбун из «Нотр-Дам де Пари» хоть и не уверен что это так. Зато я точно помню, что когда он начинал читать вслух в храме - было ощущение какого-то невероятного издевательства на грани кощунства. Так он читал: неимоверно коряво, но притом громко и ничуть не пытаясь эту свою корявость как-то скрыть или сгладить. Он как бы говорил всем своим видом: ну вот я такой и что теперь, убить меня, что ли… О Стефане было известно, что он из «неблагополучной семьи» и мать привезла его и оставила в Оптиной пустыни на иждивении монахов. Фактически бросила. Было ему тогда лет 12, не больше. На момент нашего знакомства он прожил в монастыре около пяти лет.

Читать дальше...Свернуть )

Неизбывное (Часть 6)

Вот, пока рассказывал о музее, всплыло ещё одно мимолетное, но важное, как мне кажется воспоминание, относящееся к жизни в скиту. Даже совершенно конкретная зарисовка. Это стоящий посереди двора, оживленно жестикулирующий и разговаривающий с паломниками келейник отца Илия – иеродьякон Феофил. Он сейчас уже убеленный сединами архидиакон и зовут его Илиодором. Но тогда он был ещё достаточно молод, думаю лет около сорока, с характерными, восточными чертами смуглого лица, с черной густой бородой, но самым главным в отце Феофиле была его изумительная манера говорить о духовной жизни так просто, уверенно и задушевно, точно он сам был свидетелем всего, о чём он рассказывал, начиная от событий ветхозаветной давности и заканчивая историями из жизни новозаветных святых отцов. Как будто он вот только что после дружеской, теплой беседы проводил за ворота Апостола Павла, Иоанна Дамаскина или Григория Паламу и, возвращаясь, встретил паломников, с которыми решил поделиться содержанием недавней беседы. Поверьте, другого такого подобного человека я не встречал. Причем рассказы эти его начинались всегда внезапно и очень просто. Скажем, приехали в воскресный день на автобусах паломники, вошли пестрой гурьбой на скитской двор (тогда такое было возможно), а тут им случайно встречается отец Феофил, который безо всяких экивоков и предисловий просто и задушевно начинает рассказывать о духовной жизни и эти паломники стоят, что называется, раскрыв рот, и слушают отца Феофила, потому что рассказывать и говорить с людьми он действительно умел.

Читать дальше...Свернуть )

Неизбывное (Часть 5)

С жизнью в скиту связано и одно почти мистическое воспоминание. Но начать этот рассказ придется с предмета весьма прозаического. Дело в том, что туалет – обычный дощатый нужник, находился тогда за оградой скита, за северными воротами и идти до него от общежития нужно было через весь, довольно длинный двор. А теперь представьте себе глухую зимнюю ночь, завывание вьюги за окном, снег по щиколотку и трудника, проснувшегося вдруг по естественной необходимости. Ну, это была целая мука – вылезать из теплой постели, натягивать на себя одежду: фуфайку, шапку, заматываться шарфом, обувать сапоги и выбираться в лютую стынь. Да ещё и фонариков тогда ни у кого не было, редкостью почему-то были фонарики, так что если по скитскому двору, кое-как освященному ещё можно было пройти по вытоптанной и частично заметенной уже снегом тропе, то за скитской оградой ты оказывался лицом к дремучему лесу и практически в кромешной темноте… Словом, поход этот по естественной нужде превращался в целое испытание. И вот, представьте, себе, одним из вечеров читаем мы в общежитии какую-то старую, репринтного издания книжку с рассказами из оптинской жизни. Читаем вслух, как это было у нас в общежитии принято. И вот в одном из рассказов говорится о том, что некий монах в скиту заметил однажды ночью, что в северные ворота заходит торопливо женщина, молодая по виду и, пройдя по двору, быстро оглядевшись, заходит в келью одного из монахов, который жил один. Монах, свидетель этого беззакония, возмутился духом, возревновал о Господе и оскорбился. Но на первый раз ничего не предпринял. Другой раз ночью он снова увидел ту же картину и ещё больше воспылал не только уже гневом, но даже отчасти и ненавистью, презрением к «падшему» своему собрату. А уж когда в третий раз он увидел эту женщину – «ревностный» монах поднял переполох, разбудил начальство и пришел с братией к «падшему» брату требовать справедливого возмездия… Но когда к тому решительно постучали и заспанный брат открыл - всем как-то сразу стало ясно и очевидно, что он действительно ни при чем и ни сном ни духом, что называется, не ведает о причинах такого шумного явления братии в неурочный час. По строгом рассмотрении этого дела, неприятном, но тщательном обыске и после всех необходимых расспросов настоятель скита вынес вердикт: «Братия не доверяйте своим помыслам, осуждающим брата, и даже глазам своим не верьте. И уж тем более не таите свои подозрения, а сразу же выносите их на исповедь». И назначив, сконфуженному «обличителю» законную епитимью, увещал его в духе святых отцов: «Зри в себя и довольно с тебя». Вспоминаются по этому поводу слова преподобного старца Амвросия: «Подозрительности берегись как огня, потому что враг рода человеческого тем и уловляет людей в свою сеть, что всё старается представить в извращенном виде – белое черным и черное белым, как поступил он с прародителями Адамом и Евою в раю».

Читать дальше...Свернуть )

Неизбывное (Часть 4)

Я стал рассказывать про наше общежитие и тогда уж сразу расскажу всё, что так или иначе с ним связанно, потому что довольно много времени мы в нем проводили, а особенно в выходные дни и в перерывах между работой.

Итак, в нашем бараке жило, как я думаю человек 30 или около того. Недавно… Хо… Вот что значит «годы летят»… Подумалось, что недавно, а по ближайшем рассмотрении оказалось 14 лет назад. Ужас! Ну так вот, побывав здесь «недавно», то есть 14 лет назад и попав в этот же «отсек» я обнаружил что теперь он разделен поперек на две части, а тогда это просто был довольно просторный зал, как я уже сказал, по обеим сторонам которого стояли в два яруса койки. Ну, были ещё какие-то тумбочки. А в торце зала – импровизированный иконостас с аналоем, где по утрам и вечерам читали общее правило. Вот и всё нехитрое описание нашего общежития. Общий умывальник был в коридоре, а уборная и вовсе – во дворе за стенами скита. Да, я уже говорил что рядом с монастырем была военная часть, так вот судя по тому, что у нас было штампованное, с синими звездами и номерами постельное бельё, а также простые, «солдатские» одеяла, а ещё теплые, ватные штаны и телогрейки зимнего военного образца, которые выдавали тем, кто работал на холоде – по всему этому можно предположить что отношения руководства монастыря с руководством военной части были… хотел бы я сказать хорошие, но всё-таки вспоминая гору порезанных сапог и некоторые другие нюансы – скажем так что отношения были «корректными», а местами и настороженными. И вот примечательный эпизод, иллюстрирующий эту неоднозначность.


Читать дальше...Свернуть )

Неизбывное (Часть 3)

В скиту я все четыре месяца прожил на первом этаже, сразу как заходишь – направо. Это была даже не комната, а такой общий зал, по обеим сторонам которого в два яруса стояли панцирные кровати, а в торце было устроено нечто вроде аналоя, на стене весели иконы и, стоя лицом к этим иконам, мы все вместе читали вечернее и утреннее правило. Моё спальное место было как раз недалеко от этого торца, возле окна, справа, на нижней койке. Раз даже произошел по этому поводу конфуз. Я любил в свободное время много читать и место у окна мне потому особенно нравилось. И вот я как-то сдружился с … даже не вспомню как это называлось у нас… звеньевой, бригадир… ну, что-то вроде того. Звали его Сергий. Словом сдружился я с бригадиром из другой такого спального отделения, которое находилось на втором этаже, но не слева, где я провел первую свою ночь в Оптиной, а справа. Это считался вроде как особенно «престижный» угол, потому что здесь жили уже не паломники, а трудники, то есть те, кто прожили в Оптиной полгода и дольше. И вот этот Сергий как-то мне предложил, мол, давай, перебирайся к нам. И я не подумав, чисто автоматически ответил: ну если там возле окна есть местечко – я согласен. Ох, как он на меня посмотрел! И я только в этот момент понял, что в его понимании эта просьба прозвучала, как просьба о каком-то «блате». Я же на самом деле вообще ни о чем таком не помышлял, а просто сказал, памятуя о своей любви к чтению. Но Сергий этого не понял, а  я не стал объясняться. И возникло между нами с тех пор отчуждение, которое так и не разрешилось никак. Вот ведь как бывает, сколько уже лет прошло, мы с Сергеем этим вероятное всего и не увидимся уже никогда, а нелепейшее недоразумение и разлад, возникший из-за него, так и висит в воздухе. Прости нас, Господи! Меня, грешного прости, если чем погрешил и огорчил ближнего и Сергия прости и изгладь из его сердца следы отчуждения, если он вообще помнит об этом эпизоде своей жизни…
Читать дальше...Свернуть )

Неизбывное (Часть 2)

Одним из первых и самых ярких впечатлений в Оптиной пустыни для меня стала встреча с игуменом Феодором (Трутневым) и исповедь у него. Он прямо производил на нас – юных, да и на многих вообще паломников и посетителей монастыря впечатление старца, от чего, как я понимаю, сам отец Федор всячески «открещивался» и даже по-монашески, верояно, страдал от такого излишнего внимания. Но тем не менее… Мы все искали общения с ним, стремились хоть словечко от него услышать, спросить совет… На вид он действительно был настоящий старец. Такой умиленный и убеленный сединами дедушка, с сердечной и доброй улыбкой в дремучих седых усах…. Впрочем, подумалось сейчас, ведь дедушек и кроме него было много и даже в священном сане. Нет, определенно исходила от него какая-то особенная благодать. Одевался он, помнится, очень просто и даже на куколе его было такое пятнышко, как будто капнули хлоркой или чем-то таким отбеливающим, что ни отстирать ни закрасить уже нельзя. И вот даже сама эта ветхость куколя странным образом ещё больше нас привлекала, делала отца Федора в наших глазах настоящим старцем, наследником простоты и нестяжательности древних отцов.

Читать дальше...Свернуть )

Неизбывное (Часть 1)

В душе каждого человека живут воспоминания, о которых вроде бы и рассказывать особо нечего, но не потому что они ничего не значат (напротив – они  составляет неотменимую и важнейшую часть нашей жизни), а потому, что они просты, безыскусны и даже как будто «неинтересны» в непосредственном своём изложении. И всё-таки при всей своей обыкновенности эти воспоминания дают человеку силы надеяться, верить и жить.
- - -
Читать дальше...Свернуть )

Образование

Мы рождаемся без личных грехов, в детях явлена наша природная человеческая чистота, но поскольку Адам некогда согрешил, то с этой природною чистотой входят в нашу жизнь и греховные прилоги. И вот, тот путь познания «добра и зла» от которого в лице наших прародителей предостерегал нас Господь – есть путь неизбежного соприкосновения чистой души с бесовскими прилогами. А дальше уже вопрос доброй или худой воли человеческой. Или человек, как можно ранее осознав в себе это присутствие греховных приражений, вступит в борьбу с ними (и именно чем раньше вступит, чем более преуспеет в ней и тем меньший потерпит урон) или бессознательно станет склоняться и вкушать от бесовских влияний и постепенно станет омрачать свою душу грехом, пока по самим плодам греха – болезненным и мучительным не познает, что сделался причастником зла. Но и тогда есть у него выбор: начать противиться злу (что, впрочем, будет уже не так удобно и легко, как в начале, потому что грех и зло при нашем сочувствии им  со временем становятся как бы свойством души и освобождаться от них мучительно) или же, не желая бороться – человек и дальше станет увлекаться грехом всё более и погибнет, наконец, для вечности. Но в любом случае наш путь земной – путь познания добра и зла стал таким именно потому, что нашими прародителями было нарушено запрещение вкушать от древа познания добра и зла. То есть защита и ограждение нас Богом от всякого зла не иначе происходит как посредством послушания Ему. И, напротив, отпадение от благости Божией и увлечение запретными сластями бывает причиной многих страданий и бед. Но такова тайна свободы, которой мы сами вольны воспользоваться во благо или во вред.

Читать дальше...Свернуть )

Мобилизация

21 октября 2016 года Святейший Патриарх Кирилл благословил участников общественного движения «За жизнь» и поставил подпись под петицией за запрет абортов. С тех пор множество архиереев, священников и мирян присоединились к этому воззванию. Всего же участниками этой акции предполагается собрать 1000000 подписей, чтобы затем передать петицию в администрацию президента. На 20 июня собрано 900458 подписей, но по свидетельству непосредственных участников этой всенародной акции дело движется не так успешно как могло бы и особенно огорчает теплохладность православных в этом важнейшем вопросе – сохранения человеческой жизни.

В этой связи захотелось обсудить важную тему решимости и адекватности усилий в противостоянию злу. Когда восстающая на нас сила, условно говоря, одного накала и градуса, а мы противопоставляем ей совершенно иной, более низкий градус решимости и силы, в то время как этот градус зависит от нашей воли и произволения.


Читать дальше...Свернуть )

О знании и любви

Бывает так, что человек увлекается какой-то идеей, по виду правдоподобной, но в естественном и полном своем развитии способной довести до помрачения сознания. Первый и всем известный пример – это то, что происходит сейчас в США по поводу всевозможных и большей частью бредовых, ни на чем не основанных подозрениях о связи тех или иных политиков с мифическими и коварными «русскими». С мифическими именно потому, что в головах у людей создаётся обобщенный, ложный образ нашей страны, нашего руководства, нашего мышления. Создается образ настолько отличный от реальности, что он, действуя в людях и влияя на их мнение, начинает уже сам разрушать реальность. И опасность этого состояния заключается в том, что люди, одержимые им, уже не могут мыслить трезво, не могут осознать, что они разрушают собственную жизнь и делают это в полной уверенности, что делают правое и нужное дело.

К сожалению, такая же схема болезненной подозрительности и неприязни действует сейчас и в нашем обществе. И самое печальное для нас, что действует эта бесовская схема против Церкви. То, что в интернете организована либеральная кампания по травле Церкви ни для кого я думаю не секрет, но вот что особенно горько – это то, что подобная ей кампания организуется и всё более набирает обороты и внутри самой Церкви. Я имею в виду так называемое «движение непоминающих», а также сочувствующих им, вплоть до уклонения в раскол. Это те епископы и священники, монахи и миряне, которые перестали поминать Святейшего Патриарха на Литургии, якобы, за приверженность его самого и его ближайшего окружения экуменической ереси, за связи с католиками и сочувствие латинству. Список протестующих медленно, но неуклонно растет, вот и вчера пришла новость, что пять клириков Чистопольской епархии присоединились к «движению непоминающих»…


Читать дальше...Свернуть )

Закон и человечность

В апреле, сначала в региональных новостях, а затем и в интернете появился сюжет, который не набрал много просмотров и лайков, а сменяемый другими новостями, удалялся постепенно, да так и канул в ленту… А сюжет такой.

Умер дедушка, Александр Ермаков. В общем, не старый ещё, русский мужик шестидесяти четырех лет. Умер от тоски и бесприютности, вдали от родного дома, откуда его выселили по постановлению суда. Его родная деревенька - Пенякша, когда-то  была многолюдной, но с закрытием леспромхоза, жители её поразъехались и поумирали, так что остался, в конце концов, один этот дедушка. Был он когда-то лесником, потом вышел на пенсию, любил лес, природу… Но вот, эти дикие места привлекли внимание высокопоставленных чиновников, которые организовали здесь охотничий бизнес и принялись строить коттеджи на берегу живописного озера Ардино. Гостевание в охотничьих домиках стоило у них дорого, а Александр по простоте своей душевной пускал к себе охотников пожить, едва ли не за «просто так». То есть, говоря современным языком, создал конкуренцию и демпинговую ситуацию. Ну и дальше всё развивалось по классической схеме. Оказалось вдруг, что дом дедушки, построенный после войны его отцом, не имеет «правильных» документов, да ещё и мешает… сезонной миграции бобров. В этом была очевидная насмешка, но именно на этом основании Департамент лесного хозяйства Нижегородской области подал в суд на Александра Ермакова и суд принял решение дедушку из дома выселить, а сам дом сломать. И вот зимой 2013 года приставы пришли выселять Александра Ермакова из дома. И напрасно дедушка со слезами объяснял, что это его родное гнездо - приставы были неумолимы. Дедушка подыскивал слова, пытаясь объяснить что он сейчас чувствует… говорил, что это очень и очень тяжело будет – покинуть родной дом… Но переживания его никого не волновали и ответ приставов был простой: «раз вы добровольно постановление суда не исполняете – будем исполнять принудительно». Вывели дедушку из дома на снег, побросали туда же узлы с вещами, подогнали трактор и стали ломать дом, баню и все постройки. А дедушка в это время стоял рядом, согнувшись бессильно, опершись на палку, и плакал...


Читать дальше...Свернуть )

Вера и верность

Удивительно, но по свидетельству архимандрита Иоанна (Крестьянкина) главный и самый распространенный в наше время грех – это неверие. Вот об этом, а, точнее о вере и верности и хотелось бы поговорить.

«Без веры угодить Богу невозможно», сказано в Священном Писании (Евр.11,6). И вера самим Господом вменяется нам в обязанность, а её отсутствие – в вину. Это важно понять, потому что иногда человек говорит: «Я хотел бы верить, но не могу». Но если бы вера в Бога не зависела от нашей воли, от нашего произволения и выбора, то её отсутствие не вменялось бы нам в вину. Таким образом, вера – есть высшее проявление нашей духовной свободы. И это первое на что нам нужно обратить внимание. Проще говоря, никто и ничто не может нас заставить верить в Бога, равно как никто и ничто не может нас заставить в Бога не верить. И вера или неверия в существе своем есть свободный выбор души.


Читать дальше...Свернуть )

Метки:

Идея

Во всех нынешних ужасах и опасениях «свободного мира» по поводу тайного согласия Трампа и Путина, во всем этом дыме, застилающем глаза, конечно, есть действительная причина и скрытый огонь. Только одни считают этот огонь животворящим, источником тепла и света, а другие – источником великой опасности и неизбежных мучений. И внешним свидетельством существования этого огня (кроме пресловутого «дыма») служит некая идея, вожделенная для одних и невыносимая для других.

Эта идея -  возрождение былого величия.

Недавно избранный президент США Дональд Трамп провозгласил своей целью возрождение великой Америки. И для нас это вовсе не повод для привычного сарказма и иронии,  а повод серьезно задуматься: о каком именно величии идет речь. Оставим в стороне вопросы военного бюджета, экономики и социальной политики, а поговорим о главном: об идее подлинного величия. На чем она основана? А основана она на осознании величия Божьего и непреложности Его правды. И это понимает всё большее количество людей во всем мире, начиная от простых обывателях и заканчивая руководителями государств, ищущих путей возвращения своего величия.


Читать дальше...Свернуть )
Что такое духовная жизнь вообще? Что такое духовное зрение и чем оно отличается от душевного и телесного? На эти вопросы, так или иначе, приходится отвечать, общаясь с людьми «неверующими», которые пытаются судить о вещах духовных с точки зрения материальной и сами себя ставят порой в нелепое положение.

Самый распространенный «аргумент» против веры это: где ваш Бог, кто его видел? Как будто в мире существует только то, что можно видеть телесными очами. Но ведь это не так и сами «неверующие» это отлично понимают. Больше того, они понимает, что многое есть в жизни такого, что недоступно восприятию органов чувств и что, тем не менее, существует, может быть воспринято нами и даже существенно влияет на нашу жизнь. Таково, например, значение в нашей жизни любви, верности, красоты, сострадания, милосердия… которые не воспринимаются телесными органами чувств, но которые, несомненно, существуют, познаваемы нами и определяют во многом саму нашу материальную жизнь. И вот здесь есть повод поговорить о возможности для человека иного (нетелесного) видения, об ином зрении, об иных очах, если угодно. Об очах внутренних, которыми человек воспринимает, «видит» явления иного, непредметного мира. Мира душевного и духовного.

Но что же такое духовный мир?


Читать дальше...Свернуть )
Всё чаще встает вопрос о церковной деятельности священников на «гражданской» ниве, о деятельности, без которой, как говорят, нам народ не поднять, не изменить жизнь к лучшему. Сразу хочу оговориться, что я не против этого тезиса и согласен, что Церковь должна проповедовать Слово Божие широко и повсеместно, но вот методы этой проповеди вызывают порой вопросы и недоумение. И как бы нам за заботами о всенаставничестве и народоводительстве, за увлечением миссионерской деятельностью не утратить что-то важное, без чего вся эта деятельность если не совсем потеряет смысл, то уж точно может приобрести совершенно иное, отличное от первоначального значение.

Может быть, я слишком витиевато выражаюсь, но и вопрос, предмет рассмотрения сам по себе достаточно сложен. Просто когда в мой дом приходят пугающе бойкие и уверенные в себе тетушки преклонного возраста и начинают рассказывать об Иегове… когда на улицах задают с дежурной улыбкой вопросы о главном... когда зазывают красочными буклетами на религиозное мероприятие в очередной «самодеятельной церкви»… когда веселые клоуны сыплют цитатами из Святого Евангелия – всё это у меня подспудно и всегда вызывало отторжение, даже независимо от содержания… Сами методы…


Читать дальше...Свернуть )
Этот текст я написал месяц назад и предложил для публикации одному интернет-изданию. Но редакция не заинтересовалась, а потом и время ушло, так что я отправил "рукопись в дальний ящик стола". Но вот только что закончилось Совместное заседание Совета при Президенте РФ по культуре и искусству и там с новой остротой, так или иначе, обсуждались все те вопросы, которые поднимались в этой статье.

Об общем благе и личной свободе

В интернете и средствах массовой информации разгорается дискуссия на важную тему: об общем благе народа и границах личной свободы. О соотношении этих двух понятий в современной России. Тема действительно важная, так что позволю себе высказать некоторые соображения по этому вопросу.

Итак, руководитель театра «Сатирикон», известный актер и режиссер Константин Райкин на съезде Союза театральных деятелей выступил с эмоциональной речью, суть которой сводится к следующему. В стране, по мнению художника, наступают опасные перемены, происходит некий откат во времена тотального контроля и диктата со стороны государства под предлогом заботы об общем благе. В отношении искусства это выражается в закрытии ряда выставок и спектаклей под давлением неких общественных, официозных (как считает Райкин) групп, которые выступают с протестными акциями.


Читать дальше...Свернуть )

Трагический фельетон

Есть такой фильм - «В городе «С», снятый в шестидесятых годах по мотивам рассказа А.П. Чехова «Ионыч». Фильм этот снят в Симферополе и речь в нем идет о том, как рутинная, греховная система постепенно делает человека своей покорной и послушной частью. Тема, которую я хочу затронуть сегодня – увы, по большому счету та же, хоть и прошло со времен незабвенного Антона Павловича больше ста лет...

Читать дальше...Свернуть )

О Критском соборе

Прихожане просят сказать несколько слов о прошедшем на Крите «Вселенском соборе». Если говорить совсем просто, то складывается ощущение, что некоторое сообщество людей задумало внедрить в Церковь некоторые чуждые идеи и, таким образом постепенно подменить сам «формат Церкви».

Читать дальше...Свернуть )

Просьба!

Дорогие друзья! По благословению митрополита Симферопольского и Крымского Лазаря, в посёлке Почтовое Бахчисарайского района планируется строительство храма Покрова Пресвятой Богородицы. Прошу помочь чем возможно в этом благом деле! Банковские реквизиты для сбора пожертвований прилагаются:





Этот счёт рублёвый, жителям ближнего и дальнего зарубежья, возможно, удобнее будет переводить деньги, пользуясь системами: ЗОЛОТАЯ КОРОНА, UNISTREAM, КОНТАКТ (те, что сейчас работают в Крыму). В таком случае не забудьте указать ФИО получателя: Шишкин Дмитрий Борисович.

Всех жертвователей сердечно благодарю за помощь и прошу присылать имена для молитвы на электронный адрес: gnoris@mail.ru

Будем благоразумны!

Много шума наделало, выложенное в интернете выступление епископа Лонгина (Жар) с клириками и братией Свято-Вознесенского Банченского монастыря, где он обвиняет Святейшего Патриарха Кирилла в предательстве Православия и отказывается поминать его имя на богослужении.

Вот что хочется сказать по этому поводу. Читать дальше...Свернуть )

Latest Month

Ноябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner